ЛитМир - Электронная Библиотека
ЛитМир: бестселлеры месяца
Родственный обман
Погоня за сказкой
Женщина на одно утро. Танцор
Три желания для художника
После тебя
Политика воина. Почему истинный лидер должен обладать харизмой варвара
Ложь во благо, или О чем все молчат
Вселенский заговор. Вечное свидание (сборник)
Счастлива и любима
МЫ 
В контакте
RSS
Изменить стиль (Регистрация необходима)

Тарабанов Дмитрий

Двое у разбитого корыта

Дмитрий Тарабанов

Двое у разбитого корыта

- Время. Да где столько времени наберешься? Я же его не мешками разгружаю...

Из трубки, неплотно зажатой между плечом и подбородком Андрея, доносилось искаженное старыми аппаратами аналоговой АТС сопение Влада, точно ему несколько секунд назад дали под дых, и сейчас он с ощутимыми трудностями восстанавливал дыхание. Андрей не замечал этих вздохов. Он отстукивал свободной от мышки рукой гневное сообщение партнерам по "КС", а фразу про "время" успел сообразить, пока камера обзора крутилась над его растерзанным телом, совершая традиционный ритуал.

Наконец Влад заговорил:

- Тогда, может быть, встретимся в четверг? Вечером. - Не получив опровержения, типа "Negative!", голос товарища по ту сторону тернистой линии заторопился, заспотыкался: - У меня два томика твоего Васильева, сколько держу, надо вернуть. Уже три раза перечитал, пылью покрывается... Дебютный роман Овчинникова надыбал. Шикарная вещь! А говорили, что он только рассказчик... Я тебе его "Последнюю тысячу" в "Если" подбрасывал, помнишь?

Андрей, убедившись, что за углом нет террориста со световой гранатой в руке, буркнул:

- Помню.

Влад обрадовался. Должно быть, там, в нескольких кварталах севернее или южнее, - поди разберись, где в городе север, а где юг, - он вспомнил простую истину, усвоенную на уроках психологии: если долго заставлять человека отвечать положительно, его, в конце концов, удастся убедить.

- А я программу новую написал. Надо было по работе: так, кормушка для канцелярских крыс. Когда доработал, - ну не могу халтурить, не дорабатывая! - смотрю: беспрецедентный случай, не имеющий аналогов в сети. Как на пиратских дисках: "Проверено: вирусов нет!".

Автомат в руках Андрея задрожал, затрясся, якобы выплевывая пули. Горстка черных пикселей вдалеке, по неосторожности угодившая в красный концентрический иероглиф прицела, брызнула псевдокровью и осыпалась на пол.

"Попался!", - подумал Андрей, без особого триумфа; а вслух сказал:

- Хорошо, зазиппуй и шли мне на ящик.

Голос Влада пропитался удивлением, в этот раз он прозвучал уже чуть громче помех.

- Не поинтересуешься, что отличает ее от остальных?

- Я же сказал: зазиппуй и пришли. Сам посмотрю.

Влад не ответил. Даже сопеть прекратил. На мгновение статические помехи тоже стихли, и из трубки донеслось далекое и приглушенное церковное пение. Это показалось Андрею почти мистичным, потусторонним - потом сиплый голос диктора "радио-точки", которую, как известно, лучше ловить старыми телефонами, превратил мистику в мистификацию - и стал восприниматься не более чем очередной эфирный раздражитель. Очеловеченная помеха.

- Не пришлю.

Андрей комбинацией клавиш затарился оружием, каким можно было без проблем взять любое правительственное здание, а не горстку террористов в культурном ацтекском заповеднике.

- Ладно, - вздергивание плечами, трубка чуть не выскальзывает из ненадежного зажима. - Денег на счету нет?

- Из принципа.

- Какого такого принципа?

Влад снова не торопился отвечать, заполняя эфир сопением. Андрею до рези в груди захотелось подколоть его фразой "Тормозишь, ресурсов не хватает?", но он либо сдержался, либо не стал расходовать собственную оперативку на товарища, когда в локальной сети кипела настоящая война чтобы кто-то другой, зеленым транслитом в уголке экрана не намекнул ему на ту же проблему.

- Из принципа наглядности.

- Чего?

- Если мы начнем переписываться, мы перестанем друг другу звонить. Забудем голоса, как сейчас с трудом восстанавливаем в уме внешность.

- Тьфу ты! - незамысловато выругался Андрей, перехватив рукой трубку так мастерски, что этот трюк можно было безбоязненно показывать в цирковой программе "Шапито". - Какая разница! Главное - обмен информацией. Хоть дискетами начнем махаться с электронными письмами - уже общение.

- Лучше дискетами, - отозвался Влад. - Существует вероятность случайного рукопожатия.

- Нет, Влад, погоди. - Андрей смотрел в спины оставляющих его соратников. - Ты только подумай, откуда у нормального, работающего человека берется время? Да из ниоткуда! Его в принципе нет, его приходится выкраивать с линейкой, себе в ущерб. Я за хлебом бегаю трусцой, пью теплое пиво, потому что охлаждать некогда - а когда ты меня последний раз подстриженным видел? - Андрей осекся. - Ну, нет его... времени, в смысле. Ни на зарядку, ни на разрядку... и на разнарядку тоже нет. О каких таких встречах может идти речь?

Молчание.

- Знаешь что? Давай пошлем к черту традицию о встрече на "нейтральной территории", и ты просто завалишься ко мне в гости. Посидим у компа, как... - А чем же они занимались в "старые добрые времена"? Тогда ведь ни "КС", ни локалки не было. Андрей ровным счетом не мог ничего вспомнить. Что делали? Скучали, наверное... - Короче, заходи.

Товарищ с той стороны ответил без задержки, словно все предыдущие паузы копил силы и лелеял в уме фразу, короткую, намащенную ядом - одним словом, жалкую. От "жало".

- Времени нет. Извини.

Поглядев ошарашено в засаленные отверстия динамика, Андрей пожал плечами и бросил трубку на аппарат. В тот же самый момент экран окрасился красным, а над трупом спецназовца, аватары Андрея в виртуальном мире, довольно вытянулась фигура террориста, уставшего ждать пришествия горы к Магомету.

"Resursoff ne hvataet?" - мигнула надпись на экране.

Андрей, выведенный из себя не сложившимся диалогом, притянул клавиатуру и принялся печатать ответ. Неожиданно экран дрогнул, свернулся в прямоугольник, занимая скромное место на рабочей панели.

Аккуратное серенькое окно сообщило о том, что локальная сеть, выражаясь простым и ни к чему не обязывающим пользовательским жаргоном, "упала".

От падения сетки еще никто не умирал. По крайней мере, сразу. Скорую медицинскую помощь и службу газа можно было вызвать только по телефону, современные коммуникационные технологии не торопились приходить в дома с белыми потолками, не в той стране живем. А "упавшую" сеть администраторы восстанавливали с усердием и быстротой работника ЖЭКа, которому поручили заменить вырезанный на цветной металл телефонный кабель.

- Козлы, блин, - пробормотал Андрей вычитанную где-то фразу, пока добирался из комнаты в кухню. В холодильнике он нашел ни много, ни мало две сосиски, и ввиду того, что при варении те могли разбухнуть и, треснув, вывернуться наизнанку, съел их сырыми. Голод в желудке сменило противное жжение, виной которому явно была зарубцевавшаяся язва, считавшаяся до последнего гастроэнтерологического наблюдения безобидным гастритом. Пустив вслед две чашки холодного кваса, Андрей испытал облегчение. Жжение прекратилось.

Вернувшись в комнату, за компьютер, Андрей покрутил на языке изобретенные несколько минут назад фразы. "Я за хлебом бегаю трусцой, пью теплое пиво..." Да сейчас, в век холодильников и кондиционеров в каждом газетном киоске, теплое пиво превратилось в мираж, морок. Откуда он его взял, теплое пиво? Приснилось оно ему, что ли? И почему Влад так вздулся, засопел бурливо... Что-то из Пушкина, это "бурливо".

Вспомнив умещающийся на ладони миниатюрный четырехтомник обшитых берестой сказок Александра Сергеевича, Андрей дрогнул. "Сказки" ему подарил Влад, четыре... нет, три года назад. Символичный подарок, только как его понимать? А может, и не было никакой символики вовсе, так обычно случается. Даришь девушке амулет из оникса и приговариваешь: "Это камень вечной любви". После этого можно ожидать не то, чтобы любви до гроба, но, по меньшей мере, четыре месяца теплых взаимоотношений и наивной девичьей привязанности.

Андрей потянулся к трубке. Вызвав окно телефонного справочника, ткнул курсором в номер Каффса. Из локального окружения Каффс был самым ответственным и на падение реагировал болезненней остальных. Потому и ругаться должен был пуще и гуще.

1
{"b":"42306","o":1}
МЫ 
В контакте
RSS